Мой муж лев

Мой муж лев

Добрый, приветливый, щедрый Лев глубоко симпатичен людям. Его друзья, знакомые, родные должны всегда помнить, что Лев нуждается в них так же, как и они в нем: ему нужна их любовь. В нем безудержная потребность, чтобы его боготворили и восхищались им. Те, кто его обожает, любит, уважает, знают о его нежности и привязанности. Он безраздельно царствует над ними — и они не восстают против этого, любя его за доброту и щедрость сердца. Доброта — главная из черт Льва. Поэтому управляет он людьми легко.Однако, женившись на королеве, Лев тем не менее никогда не признает в ней ровню себе: она — лишь его вторая половина, он же — всегда в этом союзе первый.

Он налагает на нее свою мягкую львиную лапу, не замечая, как она тяжела: Львы не чувствительны к переживаниям других. В первую очередь это касается работы жены. Жена Льва — это прежде всего жена, хозяйка, мать, и никакая занимаемая ею должность и любимая профессия не будет принята им во внимание. Лев-муж лучше знает, чем ей заниматься: им. Им, Львом, а также домом и ребенком.

Лев требует, чтобы жена доверяла его вкусам, следовала его советам: он лучше нее знает, что ей идет, с кем ей дружить, чем увлекаться, где бывать, и прочая, и прочая. Требует он и чтобы она не имела никаких тайн и даже мелких секретов от него. Он должен быть в курсе всех ее дел, забот и даже мыслей и чувств. Это для него естественно: как же он может руководить без такого знания? А он хочет править не только порядками в доме, не только ее вкусами и привязанностями, но и мыслями, и душой, и сердцем ее.

Источник:
Мой муж лев
Мой муж — ЛЕВ по гороскопу !!! Клуб по интересам
http://2009-2012.littleone.ru/showthread.php?t=4175562

Мой муж Лев Толстой

Начинать чтение дневников Софьи с 1897 года кажется мне крайне ошибочным для понимания ее и их жизни, в особенности той трагедии, которая происходила в их семье. Основы всего были заложены в начале их семейной жизни, а трагедия — начиная с 1881 года, известного как год переворота в жизни и мировоззрении Льва Толстого. Насколько сложно было Софье и как непроста была их ситуация видно именно по более ранним дневниковым записям Софьи, которые отражают всю борьбу в ее душе.

Впервые близко с Софьей Андреевной Толстой я познакомилась в фильме «Последнее воскресение». Там был красочно и правдиво показан ее характер, характер ее супруга, Льва Николаевича, и их непростые отношения.

Эта книга стала для меня еще бОльшим погружением в размышления Софьи Андреевны о жизни, муже, детях и обществе. Благодаря дневнику С. А понимаешь: гениальный писатель не равно замечательный характер. И я верю: жить рядом с Л.Н. действительно было непросто! Добавьте к этому своенравность Софьи — вот и получится та взрывоопасная атмосфера, которая царила в их семье в последние годы жизни писателя.

Что мне еще понравилось, так это описания жизни их семьи: как проходили вечера, кто приходил в гости, о чем разговаривали. Это здорово погружает в атмосферу эпохи.

Рекомендую всем любителям творчества и жизни Льва Николаевича как возможность чуть больше понять его внутренний мир и семейные отношения.

Дневниковые записи вошедшие в эту книгу отражают более поздние годы семейной жизни Толстых. В основном своем объеме это описания старения писателя, его болезни и старческие проделки. На мой взгляд это очень интимные и личные моменты, не каждый осмелится (даже родственник) представлять такое широкой общественности.

Источник:
Мой муж Лев Толстой
Книга: Мой муж Лев Толстой. Автор: Толстая С.А.. Издательство: АСТ. 2014 год. ISBN: 978-5-17-083817-2
http://snoska.ru/9116113f-e61b-471f-823d-54d16001f6e4

Мой муж Лев Толстой

По цене до 15 000 руб.

По цене от 16 999 руб.

Софья Андреевна Толстая — Мой муж Лев Толстой читать онлайн

По цене от 6 990 руб.

По цене от 6 490 руб.

Только через два года произвели его в прапорщики. Потом, в турецкую войну Лев Николаевич попросился в дунайскую армию, к Горчакову, а впоследствии он сам же попросился в Севастополь, где открылись военные действия.

5 августа, т. е. три дня тому назад, я проводила на войну моего милого, хотя и плохо жившего, ласкового и любящего сына моего Андрюшу.

Мне вдруг представилось, что война, как буря – явление стихийное, и мы только не видим той злой силы, которая так беспощадно и несомненно крушит на смерть столько человеческих жизней. Когда человек палкой раскапывает муравейник и муравьи погибают, таскают яйца свои и разный сор, они не видят ни палки, ни руки, ни человека, разоряющих их; так и мы не видим той силы, которая произвела убийство войны.

Когда переживешь что-нибудь тяжелое, то дальнейшая жизнь идет по инерции и ни во что не вкладываешь душевную энергию. Проводив Андрюшу на войну, я вдруг почувствовала свою связь со всеми скорбящими о судьбах своих детей, мужей, братьев и пр., и вся радость жизни исчезла, стало страшно за сына – и ужас войны, который был где-то на дне души, вдруг всплыл с страшной силой и ясностью на поверхность души и захватил меня всю.

От Андрюши было бодрое, веселое письмо из Уфы, с дороги. Но он не смотрит вперед… Живет у меня его бедная жена Ольга с детьми, и мне больно на них смотреть. Сонюшка с своими ямочками на щеках и с чуткой, болезненной уже теперь душой меня трогает и часто мучает.

Радостна семья сына Миши. Что за прелестные дети, до того симпатичны, веселы, сердечны эти крошки, что одна радость от них. И жена Миши, какая прекрасная, сердечная, умная женщина. Мне хочется иногда обнять ее и сказать, как я ее люблю и как бесконечно мне было бы жаль ее, если б она когда-нибудь стала несчастна. Здесь еще Варя Нагорнова, мой сердечный друг. Ходила сегодня купаться, холодно и ветрено, в воде 14 градусов. Бодрю свое тело и свою душу.

Л.Н. живет уже неделю в Пирогове у Маши. Он поехал собственно для брата, Сергея Николаевича, который умирает от рака в лице, глазу, челюсти. Он, бедный, очень страдает, но хуже всего его душевное состояние: ни терпенья, ни веры, ни любви к людям… Спаси всякого от такого умиранья!

Лева сын и Варя Нагорнова играют в четыре руки квинтеты Моцарта, и мне тоже хочется играть, и писать трудно под музыку.

Хочу отдать и этот дневник на хранение в Исторический музей, но мне захотелось написать еще, как начали мы этот Новый ход.

Вхожу я утром 1 января к Льву Николаевичу, целую его, поздравляю с Новым годом. Он писал свой дневник, но перестал и пристально посмотрел на меня. – «Мне жаль тебя, Соня, – сказал он, – тебе так хотелось играть со скрипкой сонаты, и тебе не удалось». (А не удалось потому, что и он, и дети отклонили это, и я огорчилась накануне.) – «Отчего жаль?» – спрашиваю я. – «Да вот вчера скрипача отклонили, да и вообще ты несчастлива, и мне ужасно тебя жаль». – И вдруг Л.Н. расплакался, стал меня ласкать и говорить, как он меня любит, как счастлив был всю жизнь со мной. Я тоже заплакала и сказала ему, что если я иногда не умею быть счастлива, то я сама виновата и прошу его простить меня в моем неустойчивом настроении.

Л.Н. с Новым годом всегда как будто подводит итоги жизни; а на этот раз перед самым Новым годом Павел Иваныч Бирюков, которою вернули только что из ссылки – из Швейцарии, все время читал дневники Л.Н. и его письма ко мне, и Л.Н. часто заглядывал и прочитывал кое-что. Перед ним промелькнула вся его жизнь, и вот он говорил Павлу Иванычу, составляющему его биографию, что лучшего счастья семейного он не мог мечтать, что я во всем дополняла его, что он никого не мог так любить… И я радовалась, когда Павел Иваныч мне это рассказывал.

10 января, в ночь на 11-е вернулся, слава Богу, наш Андрюша с войны; его отпустили на год. Он болен головой и нервами. Все так же ребячлив, но война оставила свои следы, и, кажется, он переменился к лучшему. Война ужасающая по своей жестокости. Не говоря о простой стрельбе, людей мученически казнят: бьют шашками и штыками, не добивая, отбрасывают умирать в жестоких мучениях; жгут, связав предварительно, людей на кострах; устраивают волчьи ямы, куда, провалившись, человек попадает на кол… и т. д. И это люди. Я совершенно не понимаю и страдаю ужасно, когда слышу об озверении людей и бесконечной войне.

Лев Николаевич пишет статью о том, как должно правительству действовать, и о требованиях конституции, и о земском съезде. Вчера он ездил до Тулы верхом, а вернулся в санях, и ничего – молодцом.

Ужасные события в Петербурге. Там стачка 160 тысяч рабочих. Призвали войска, убили, говорят, до 3000 людей.

Было два покушения на царя. Вообще времена смутные и тяжелые.

Очень давно не писала своего дневника. Пришла к той поре старости, где предстоят два пути: или подняться выше духовно и итти к самосовершенствованию, или находить удовольствие в еде, покое, всякого рода наслаждениях от музыки, книг, общества людей. Боюсь последнего. Жизнь поставлена в тесные рамки: постоянное усиленное напряжение в уходе за Львом Николаевичем, здоровье которого стало видимо слабеть. Когда ему хуже, то на меня находит какой-то ужас бесцельности и пустоты жизни без него. Когда ему лучше, я как будто готовлюсь к этому и убеждаю себя, что буду свободна для той же цели – служения Льву Николаевичу – тем, что соберу его рукописи в порядке, перепишу их: перепишу все его дневники, записные книжки, все то, что касалось его творчества.

В настоящее время он опять в катающемся кресле с неподвижно положенной ногой, которая слегка припухла. Воспаления нет, и боли нет. Сам он что-то слаб.

Постоянно живущих нас в Ясной Поляне теперь: Лев Николаевич, я, дочь Саша, доктор чех Д.П. Маковицкий, Варв. Мих. Феоктистова как помощница и подруга Саши и секретарь Льва Николаевича H.H. Гусев, которому ежедневно утром Лев Николаевич диктует поправки и новые мысли и вновь составляемый «Круг чтения».

Пережили так называемый юбилей восьмидесятилетия Льва Николаевича. В общем – сколько любви и восхищения перед ним человечества. Чувствуется это и в статьях, и в письмах, и, главное, в телеграммах, которых около 2000. Все я собираю и намереваюсь отдать на хранение в Исторический музей в Москву. Так и будет: «Юбилейный архив».

Были и злобные подарки, письма и телеграммы. Например, с письмом, в котором подпись «Мать», прислана в ящике веревка и написано, что «нечего Толстому ждать и желать, чтоб его повесило правительство, он и сам это может исполнить над собой».

Вероятно, у этой матери погибло ее детище от революции или пропаганды, которые она приписывает Толстому.

Когда вечером (в свой день рождения) Лев Николаевич ложился спать, и я, по обыкновению, затыкала ему за спину теплое, мною вязанное одеяло, он мне сказал: «Как хорошо! как все хорошо! Только за все это не было бы какое-нибудь горе…» Пока Бог миловал.

Моя жизнь все сводится к материальным заботам. И так всю жизнь, неудовлетворенные порывы и строгое исполнение долга. Теперь порывы затихают: передо мной спустилась та стена, предел жизни человеческой, которая останавливает эти жизненные порывы, эту художественную тревогу. «Не стоит, скоро всему конец!» Останется молитва; но и та холодеет перед тяжелой, житейской, материальной жизнью. Бросить ее, бросить все… Но на кого?

Встала поздно, пошла узнать о Льве Николаевиче; у него вчера в ночь сделалась сильная изжога. Подошла к сетке балконной двери из кабинета Льва Николаевича, а он, увидав меня, радостно вскрикнул: «А, Соня!», что мне было очень приятно.

Хозяйство меня затягивает. Сегодня распорядилась копать картофель. Прихожу в поле – никого. Все ушли обедать. Мальчик лет четырнадцати, заморыш, караулит картофель, все поле от расхищения. Я ему говорю: «Что же ты сидишь, не собираешь картофель?» Взяли мы с ним кошелки, пошли работать; копали вдвоем картофель и собрали в кошелки, пока пришли поденные. Много веселей работать, чем быть хозяйкой и погонять работающих. Мое вмешательство как бы всех подогнало, и убрали в один день очень много. Сортировали, носили в подвал, я и тут наблюдала и даже помогала. Стражники удивленно смотрели на мою работу.

Чтение газет и отыскивание в них имени Льва Николаевича берет много времени и тяжело на мне отзывается. Передо мной проходит тяжелая русская жизнь; читая их, точно что-то делаешь и узнаешь, – а в сущности ни к чему. Делаю вырезки и наклеиваю их в книгу. Собрала семьдесят пять газет 28 августа; есть и журналы. Любви ж Льву Николаевичу много, понимания настоящего мало. Сегодня я окончательно редактировала и переписала письмо Л.Н. в газету с обращением благодарности всем, почтившим его 28 августа. Ясный, свежий, блестящий день; к вечеру 3 градуса тепла. Много ходила по разным хозяйственным делам, вспоминала стихи Фета, присланные мне когда-то со словами: «Посылаю вам (к именинам) свой последний осенний цветок, боюсь вашей проницательности и тонкого вкуса». Стихи начинаются словами: «Опять осенний блеск денницы…» Особенно хорошо вышло:

И болью сладостно-суровойТак радо сердце вновь заныть…

Это настоящее осеннее чувство.

Приходил ко Льву Николаевичу какой-то рыжий босой крестьянин, и долго они беседовали о религии. Привел его Чертков и все хвалил его за то, что он имеет хорошее влияние на окружающих, хотя очень беден. Я хотела было прислушаться к разговорам, но когда я остаюсь в комнате, где Л.Н. с посетителями, он молча, вопросительно так на меня посмотрит, что я, поняв его желание, чтоб я не мешала, принуждена уйти.

Л.Н. с утра был одолеваем посетителями. Приезжий из Америки русский (Бианко, кажется), женатый на внучатной племяннице Диккенса, просил портрет Льва Николаевича в Америку, где живут три тысячи молокан, назвавших именем Толстого свою школу.

Потом пришло восемь молодых революционеров, недавно выпустивших прокламацию, что надо бунтовать и убивать помещиков. Л.Н. сам их вызвал, когда узнал от некоторых из них о их существовании. Старался он их образумить, внушить добрые и христианские чувства. К чему это поведет – бог их знает.

Потом я застала у Л.Н. юношу. Он сидел такой жалкий и плакал. Оказывается, что ему надо итти отбывать воинскую повинность, а это ему противно; он хочет отказаться, слабеет, плачет и остается в нерешительности. Еще приходил старичок из простых побеседовать. Приходили два солдата с штатским, но их уже не пустили, а дали им книги.

Днем Л.Н. сидел наверху на балконе.

Сегодня Л.Н. в первый раз после двух месяцев сиденья дома выехал в пролетке с Гусевым; сам правил и съездил к Чертковым в Телятинки. У него прекрасный аппетит, и он, видимо, поправляется.

Идет какая-то хозяйственная суета, которая тяжела и заслоняет и жизнь, и мысли о скоро предстоящей смерти.

Точно все ж чему-то готовятся – точно готовятся к жизни, а ее-то и нет, т. е. нет настоящей, спокойной, досужной жизни, для тех занятий, которыми занимаешься любя. В этом был всю жизнь и мудр, и счастлив Л.Н. Он всегда работал по своему выбору, а не по необходимости. Хотел – писал, хотел – пахал. Вздумал шить сапоги – упорно их шил. Задумал детей учить – учил. Надоело – бросил.

Мои именины. Я не люблю празднества, хотя сегодня мне было очень приятно.

Очень постарел Л.Н. в этом году. Он перешел еще следующую ступень. Но он хорошо постарел. Видно, что духовная жизнь преобладает, и хотя он любит и кататься, любит вкусную пищу и рюмочку вина, которое ему прислало Общ. вина St. Raphael к юбилею; любит и в винт, и в шахматы поиграть, но точно тело его живет отдельной жизнью, а дух остается безучастен к земной жизни, а где-то уж выше, независимее от тела. Что-то совершилось после его болезни; что-то новое, более чуждое, далекое чувствуется в Льве Николаевиче, и мне иногда невыносимо грустно и жаль утерянного и в нем, и в его жизни, и в его отношении ко мне и ко всему окружающему. Видят ли это другие?

Всецело отдалась хозяйству.

В саду нарвала еще букет Льву Николаевичу, но ему ничего и никого не стало нужно. Болезнь ли, усадившая его дома и сильно повлиявшая на него, старость ли, или эта стена его толстовцев, а главное Черткова, почти поселившегося в нашем доме и не оставляющего Льва Николаевича почти никогда одного, – не знаю что, но он стал не только чужд, но даже недобр со мною, да и со всеми.

Переписываю каталоги библиотеки. Перешиваю зимние платья. Очень скучаю, но не пишу свою «Жизнь» и не занимаюсь никаким искусством. Как часто хочется поиграть; но два рояля стоят в зале, а там никогда нельзя играть… Или едят там, или Лев Николаевич занимается, или спит…

Все это время читала на всех языках статьи о Л.Н., о нас. Никто его не знает и не понимает; самую суть его характера и ума знаю лучше других я. Но что ни пиши, мне не поверят. Л.Н. человек огромного ума и таланта, человек с воображением и чувствительностью, чуткостью необычайными, но он человек без сердца и доброты настоящей. Доброта его принципиальная, но не непосредственная.

Дивная погода. Яркое солнце, 11 градусов тепла в тени, лист не облетел, и ярко-желтые березы на голубом небе, прямо перед нашими окнами, поражают своей окраской.

На душе уныло, одиноко, никто меня не любит. Видно, недостойна. Во мне много страстности, непосредственной жалости к людям, – но тоже мало доброты. Лучшее, что во мне есть – это чувство долга и материнства.

Источник:
Мой муж Лев Толстой
В этом издании раскрывается личная жизнь Софьи Андреевны и Льва Толстого. Как эта яркая незаурядная женщина справлялась с ролью жены великого мужа? С какими соблазнами и стремлениями ей приходилось бо
http://www.bookcity.club/page,31,33270-%D1%81%D0%BE%D1%84%D1%8C%D1%8F-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D1%83%D0%B6-%D0%BB%D0%B5%D0%B2-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9.html

Мужчина-Лев, или Назначенные в пупы Земли!

Земля крутится вокруг Солнца, и потому ежедневно получает от него порцию тепла, а ты с этой же целью вращаешься вокруг своего мужчины? Значит твой избранник, скорее всего, Лев. Центр вселенной, пуп Земли, первый парень на деревне – все это он тщеславный и амбициозный, с рождения считающий свое появление в этом мире событием исключительной важности.

Мужчина-Лев – строит свою жизнь, как театр одного актера. Ему важно как он смотрится со стороны. Хорош ли пиджак, глубок ли жест, оценено ли благородство. Он играет, чтобы в очередной раз показать себя, подтвердить свою значимость и возвыситься над обстановкой. Ведь этот представитель семейства кошачьих для себя уже давно выбрал роль царя-батюшки, которому необходимо совсем немного времени, чтобы стать Богом.

А так как Левушки благодаря звездным дарам очень часто снискивают славу в образе начальника, роль справедливого Императора им очень близка. Пока коллектив и отдельные его члены пляшут под дудку своего мохнатого покровителя, они могут быть спокойны – премию даст, добрым словом не обделит, а если с проблемой к нему придешь – обязательно в решении посодействует, чтобы еще раз, как будто бы проверить свои возможности, на самом же деле пустить в глаза пыль.

Кстати, и тебе, чтобы дольше и сильнее покровительством мужчины-Льва пользоваться, необходимо постоянно подчеркивать его значимость, и давать поводы для реализации его покровительских нужд. Протыкай колеса шилом, заставляй преступников забирать у тебя сумочку, а продавщиц хамить в магазинах – и тогда твоему Льву всегда будет с кем и во что поиграться, а значит мир в семье обеспечен.

Никогда не бросай мужчину-Льва! Из золотистого и пушистого котика, в ответ на твое «прости-пока», он превратиться в последнего мерзавца и будет мстить! Как ты могла неверная предать сосредоточие разума и красоты в его лице. А в месть Львы уходят как в работу, с той же методичностью и накалом. Потому, если не срослось лучше стать просто «женщиной, что его не достойна». Лев никогда не сможет любить просто женщину, ему нужна Королева, та, что как дорогие швейцарские часы, будет частью его имиджа. Как и молодая длинноногая любовница, которая вполне может стать его следующей супругой, если на подобные отношения не измениться мода.

Пока дело до расставания не дошло, мужчина-Лев с первого до последнего момента ваших отношений будет щедрым и умелым любовником. Он просто не умеет по-другому. Ведь секс – это важная часть жизни, в которой, он, разумеется, тоже должен быть лучшим. Мужская сила в нем часто соперничает с мастерством, однако, после некоторого периода отношений, когда самоутверждаться в кровати становиться не нужным, страстный Лев может превратиться в милого и нежного котика, который не станет более изменять качество сексуальной жизни в единицах «n раз за ночь».

Быть со Львом – это как знак качества, как высшая проба, что становиться оплатой твоего положения эха, его светлейшей особы! О других мужчинах читай в статьях Алены Солнцевой в разделе гороскоп.

Отзывы к статье «Мужчина-Лев, или Назначенные в пупы Земли!»:

Прям как в воду смотрели, у меня парень лев, это же просто не возможно! Ему нужно постоянно говорить комплименты, уделять все свое внимание! И про постель истина=)

Источник:
Мужчина-Лев, или Назначенные в пупы Земли!
Земля крутится вокруг Солнца, и потому ежедневно получает от него порцию тепла, а ты с этой же целью вращаешься вокруг своего мужчины? Значит твой избранник, скорее всего, Лев. Центр вселенной, пуп
http://spletnicam.ru/?p=4575

COMMENTS